У чужих берегов

Просмотров: 34

Когда семейная жизнь превратилась в рутину, почему бы не отправиться на море одной? А курортный роман станет приятным бонусом к отдыху. Правда, плата за такой отпуск может оказаться слишком высокой…

Предстоящий отдых Оля ждала с детским восторгом. Обвела в настенном календаре заветную дату – 26 июля, рядом нарисовала пальму – символ райского отдыха. Позади у Оли был первый после окончания университета трудовой год в транспортной компании, она честно заслужила свои две недели у моря. В воображении девушки рисовались идиллические картины: солнце, пляж, любимый муж рядом.

Навстречу мечте

На море Оля не бывала ни разу, у них с Митей и свадебного путешествия не было. Оля хотела потратить подаренные на свадьбу деньги на тур для молодоженов. Но ее новоиспеченный муж рассудил, что это их первые семейные накопления и потратить их стоит на нужды семейные – на жилье.
Так с первых дней совместной жизни Митя взял бюджет в свои руки: выбрал самую выгодную ставку по ипотеке, а для непредвиденных случаев завел накопительный счет – кубышку, как он его звал. Оле оставалось наводить порядок в новой квартире, да изредка, когда натыкалась в социальных сетях на курортные фотографии знакомых, вздыхать: живут же люди…

На Новый год супруги, вопреки мечтаниям Оли, остались в Москве: Мите следовало выйти на работу второго января. Растроенной жене он пообещал: Может быть, к лету куда-нибудь выберемся. И Оля ухватилась за это обещание. В обеденный перерыв изучала отзывы об отелях, любовалась видами пляжей. Запавшие в душу предложения туроператоров показывала Мите, но тот лишь ворчал: Эта путевка стоит, как два платежа по ипотеке. А в мае Митя и вовсе объявил, что в этом году останется без отпуска.

Лето – пора ремонтов, – втолковывал он жене. – В эти месяцы продажи стройматериалов взлетают до небес, а с ними и премии растут. Если я уйду в отпуск, то потеряю уйму денег. Но Оля слова мужа пропустила мимо ушей, рассудила, что даже самый занятой человек может выкроить неделю-другую, чтобы порадовать себя и жену отдыхом. К тому же в кубышке денег накопилось достаточно, хватило бы на пять платежей по ипотеке. Наступило лето – пора ремонтов. Митя стал поздно возвращаться домой, ужинал и сразу ложился спать. В выходное не расставался с телефоном и ноутбуком: людям во все дни недели нужны были стройматериалы.

Оля же все мечтала об отдыхе на море. За десять дней до долгожданного отпуска она наткнулась на горящую путевку, будто нарочно дождавшуюся ее с Митей: небольшой отель Сезон в Крыму, до моря всего двести метров, для постояльцев – комната отдыха с бильярдом и караоке, а если заскучаешь, прямо в холле можно заказать экскурсию. И цена за неделю отдыха с перелетом с перелетом и проживаем смешная – всего-то один платеж по ипотеке. Одна загвоздка: вылетать нужно было следующим вечером. Оля решила, что договорится с коллегами, перенесет отпуск на неделю. Не раздумывая, сняла со счета деньги и оплатила поездку.

Вечером Оля ждала мужа в приподнятом настроении, предвкушала, как преподнесет ему сюрприз. Приготовила фруктовые коктейли, на зеркало в прихожей прикрепила рекламный проспект отеля, чтобы Митя с порога проникся отпускным настроением. Ждать пришлось долго: Муж вернулся домой ближе к полуночи. Сорвал с зеркала рекламу отеля и пробурчал: Сказал же, об отпуске в этом году можно и не мечтать. Словом, сюрприз не удался. Хуже того перерос в скандал, когда Митя узнал, что поездку Оля уже оплатила. Он обозвал жену легкомысленной эгоисткой. Та в ответ расплакалась и заявила, что не хочет жить со скрягой, который любит только-только свою работу, и ушла.

В двух кварталах от их дома жила старшая сестра Оли. Она часто уезжала в командировки и оставляла запасной комплект ключей Оле. Так что обиженной жене было где переночевать. Впрочем, в ту ночь Оля так и не заснула: проплакала до утра. На работу пришла с опухшими глазами, в дурном настроении. И помрачнела ещё больше после разговора с начальником, тот отказался переносить ее отпуск: График был составлен полгода назад, и менять его по чьей-то прихоти я не собираюсь. Оля огрызнулась, что работать в таких условиях не станет, написала заявление на увольнение. Отдохнуть этим летом на море она решила во что бы то ни стало! Пока Митя был на работе, Оля наведалась в квартиру, собрала вещи для отдыха. Она часто воображала предотъездные хлопоты в счастливых мечтах. А в реальности и не думала радоваться, слишком уж мрачны были мысли после ссоры с мужем, после неприятного разговора с начальником. И лишь в салоне самолета от грусти не осталось и следа.

Гуляй, пока молодой!

Cезон оказался не так хорош, как в рекламе. До моря и впрямь было двести метров – если идти напрямую, по крутому обрыву, взобраться по которому могли разве что альпинисты. Пешеходам же приходилось не меньше получаса петлять по извилистым улочкам, чтобы добраться до пляжа. И питание было скудным, за фигуры Оля могла не переживать. Зато в отеле было весело. По вечерам постояльцы собирались в комнате отдыха,пели песни в караоке, играли в бильярд, пили вино. Публика была молодая, общительная. Но звездой комнаты отдыха считался загорелый мужчина лет тридцати пяти – Костик. Оля с Костиком познакомилась в первый же свой крымский вечер. Не заметить его было невозможно: он громче всех пел, трубно смеялся, травил анекдоты. Заприметив Олю – новое, симпатичное лицо, – Костик подошел познакомиться, пригласил за общий стол, придвинул стакан с вином. По-свойски положил Оле руку на плечо и выдохнул в ухо: Ненавижу рутину. У меня девиз по жизни: Гуляй пока молодой! Оля пригубила терпкое вино. Подумала, что рутиной могла бы свою семейную жизнь назвать. И согласилась с девизом Костика: когда ещё гулять, если не молодости?

Дорогое удовольствие

Веселилась пара неделю напролет. Ни одну экскурсию Оля не выбралась: курсировали они с Костиком только между пляжем и отелем. И ночи тоже проводили вместе, на второй день знакомства мужчина перебрался в Ольгин двухместный номер. С Костиком было легко: никаких разговоров о долгах по ипотеке, только веселые песни в караоке и поцелуи с привкусом морской воды. Оле казалось что она встретила родственную душу: Костик тоже москвич, тоже накануне отпуска уволился с работы. Не судьба ли свела их у моря? Оля даже стала задумываться о том, чтобы развестись с мужем. Уж очень пришелся ей по душе новый знакомый. Семь дней пролетели, пришло время возвращаться домой. Следом засобирался и Костик. Оля уже было вообразила, что он уезжает, потому что не хочет веселиться без своей курортной возлюбленной. Но мужчина разрушил эти иллюзии:

Как хорошо, что мы встретились. Я ведь уже уезжать собирался: платить за номер было нечем. За три недели у моря потратился я знатно… А тут такая удача – оплаченный двухместный номер. Олю ждал самолет, Костик же планировал добираться до Москвы на попутках. Они обменялись номерами телефонов, а перед расставанием мужчина выпросил у Оли в долг пару тысяч и сказал: Я обязательно отдам тебе эти деньги. И вообще, звони, если что. В Москве отпускная эйфория растаяла под напором проблем насущных. Работы у Оли не было, мужа – тоже почти не было, вернуться она могла только в квартиру сестры. Но Оля о плохом старалась не думать, слишком уж свежи были воспоминания об объятиях Костика под жарким южным солнцем.

Через неделю из командировки вернулась сестра, принялась расспрашивать про отпуск, выяснять, почему же Митя не прилетел в Крым. У Оли эти вопросы вызывали только досаду. И вместо подробного рассказа о поездке она позвонила Костику. Чтобы убедиться, что их роман ей не почудился, чтобы услышать, как его звони, если что превращается в признание о нежных чувствах. По голосу Костик Олю не узнал. Добрых пять минут расспрашивал, какая именно Оля ему звонит и в каком отеле они познакомились – как будто и не жили они почти неделю в одном номере. Олю кольнуло сомнение: пожалуй, признания в чувствах не будет. Но она все-таки сказала правду о собственной незавидной участи: ушла от мужа, жить негде.

Можешь у меня пока перекантоваться, – отозвался Костик. – Жена с детьми все равно до сентября на даче будут. Жена, дети… Как бы Оле хотелось, чтобы эти слова оказались помехами на линии. Но голос мужчины звучал отчетливо, без грамма иронии. Оле оставалось лишь отказаться от предложения своего курортного возлюбленного, нажать на отбой и удалить номер из памяти телефона. Чуть позже, утихомирив возмущение и удивление, Оля подумала, что Костик, собственно говоря, и не обманывал ее. Светлого совместного будущего не обещал. А о том, что женат, рассказать не успел – слишком уж быстро разгорелся их курортный роман. Разгорелся и растаял в синеве крымского неба. С запоздалым чувством вины Оля вспомнила о муже. Подумала, что слишком дорого обошелся эй этот отпуск… Захотела тут же Мите позвонить – если не помириться, то хотя бы прощения попросить и вместе решить, что же будеть с их жизнью дальше. Митя будто читал мысли жены: в этот миг сам позвонил. Ликующая Оля взяла трубку, но радость ее сменилась испугом. Незнакомый мужчина, представившийся сотрудником приемного покоя, сообщил что Митя на работе потерял сознание и угодил в больницу.

С чистого листа

В больнице Оля была через полчаса. Доктор успокоил ее, сказал, что Митя уже пришел в себя. Ничего серьезного, просто ваш супруг переутомился и, возможно, позавтракать забыл. Что же вы его не бережёте? Он готов и днем и ночью работать, посетовала Оля. У нас ипотека. Пока шла до палаты, думала, что нет ей прощения. Сбежала от такого целеустремленного супруга, изменяла ему… Но едва завидев жену, Митя выпалил: Прости меня! За что? – опешила Оля. За то, что не разрешил тебе на отпуск тратиться, эгоисткой обозвал, Митя вздохнул. Список его прегрешений был так ничтожен, что Оля рассмеялась. Подошла к мужу, провела рукой по волосам и сказала: Главное, чтобы ты меня простил. Клянусь, что буду слушать тебя во всем. Давай мы оба будем слушать друг друга, – поправил муж. Тем же вечером Митю выписали. Домой они с Олей возвращались вместе: счастливые, соединенные спонтанной, но такой искренней клятвой.

Alexa

Alexa

))))))

Читайте также: