Жизнь до и после

Просмотров: 38

Привычная жизнь переворачивается с ног на голову, когда человека внезапно настигает инсульт. Приходится заново учиться говорить, ходить… Но со всем можно справиться, если близкие люди готовы подставить плечо.

Мой папа умер, когда я училась в первом классе. Он был вдвое старше мамы, но и в свои 50 давал фору молодым: занимался теннисом, работал преподавателем в университете и читал по пять лекций в день. На лекции папе и стало плохо: обморок, инсульт, очень быстрая смерть.

Мама сетовала, что папа себя не берёг, и утверждала, что характером я пошла в него. Я училась на отлично, писала статьи в школьную газету, в старших классах стала ее редактором. Успевала и в музыкальной школе заниматься, и в бассейн ходить — все мне было интересно.

В университете (я поступила на факультет журналистики) без меня не обходилось ни одно мероприятие, будь то посвящение в первокурсники или выезд на лыжную прогулку. С третьего курса я подрабатывала в новостной редакции федерального телеканала, а потом стала штатным корреспондентом. Работу я обожала: каждый день — новое задание. На работе я и с мужем познакомилась — Денис работал у нас оператором.

К тридцати трем годам мне казалось, что жизнь сложилась: любимый муж рядом, на работе повысили — назначили выпускающим редактором. Обязанностей у меня прибавилось, денно и нощно в голове крутились лишь новостные сообщения. Я запросто могла вскочить среди ночи, чтобы записать пришедшую на ум в полусне мысль. Денис ворчал, что я слишком много работаю, что нам пора и о детях подумать. Но я отшучивалась, мол, у нас вся жизнь впереди, успею еще стать домохозяйкой.

Очнулась я, будто героиня триллера — в больничной палате. Вокруг меня суетились люди, среди которых и знакомые лица — Денис, мама. Они что-то говорили, но слова их странным образом растворялись в воздухе. Лишь одно в память врезалось — инсульт. Я хотела сказать, что переживать не стоит, что чувствую я себя хорошо. Только язык не слушался. Но по-настоящему я перепугалась, когда поняла, что не могу вспомнить собственное имя.

Лечащий врач пожурил меня, сказал, что в случившимся я сама виновата: наследственность у меня плохая, и кофеин при моем повышенном давлении противопоказан, и отдыхать нужно чаще. Упреки эти, как и прочие слова, слышались мне приглушенными, точно уши были набиты ватой. Казалось, что вся я из ваты сделаны — неподвижная кукла с пустотой в голове.

Через три недели после инсульта «куклу» выписали домой. Шла я с трудом, опираясь на плечо мужа. Следующие полгода лишь его поддержка давала мне силы жить дальше. И еще неизвестно кому приходилось труднее: мне, лишенной возможности простейшие мысли превращать в слова, или Денису, ставшему вмиг отцом-одиночкой, великовозрастного, несмышлёного ребенка. Я капризничала, обижалась по пустякам, плакала — от собственного бессилия. Хотела о чем-то попросить, но не могла вспомнить название вожделенного предмета. Решение нашла мама — вручила мне блокнот и велела рисовать все, о чем я думаю.

С этих рисунков и началось моё исцеление. Не обошлось, конечно, без помощи медиков: я трижды проходила курсы реабилитации в санатории, принимала назначенные препараты. Многому пришлось учиться заново: завязывать шнурки, пользоваться ножом и вилкой. Труднее всего дело обстояло со связной речью: если раньше я с ходу могла и бросить заголовок придумать и текст для любого сюжета в два счёта набросать то теперь с трудом составляла предложение в три слова.

Мама покупала мне пособия для дошкольников: такие где нужно составить текст по картинке или обвести кружочком лишний предмет в ряду. Затем я принялась за учебники для младших классов. Так шаг за шагом, слово за словом, я заново училась способностям, которые с детства считала естественными: мыслить, сочинять, творить.

После инсульта мне дали инвалидность, с работы пришлось уйти. Сейчас почти три года спустя, инвалидность сняли. Я рада этому, хотя я понимаю, что прежней жизни не станет никогда. Работаю внештатным корреспондентом в медицинском журнале, вникаю в профессиональную терминологию, мечтаю углубить знания в этой сфере.

Инсульт отнял у меня три года жизни, намекнул, что эта самая жизнь в любой момент может оборваться. Но болезнь научила меня многому: ценить каждый прожитый день, дорожить заботой близких людей и уметь радоваться мелочам.

Alexa

Alexa

))))))

Читайте также:

Добавить комментарий